По следам статьи Рут Кеннел в "The Sunday Morning Star"о делах на Кузнецкстрое 1931 года



Строительство КМК. Диорама Котова.
На переднем плане - котлован для коксохимического завода

В 1927 году с американской фирмой Freyn Engineering Company (США, Чикаго) был подписан договор, согласно которому фирме было поручено общее планирование всей металлургической отрасли СССР. ГИПРОМЕЗ, по сути, стал ленинградским филиалом Freyn. В издании "The Michigan Technic" за март 1931 года упоминается некий мистер Андерсон, в качестве консультанта от компании Freyn приехавший в Ленинград, и поначалу, перед поездкой в Сибирь, работавший в "Клубе Freyn" (Freyn Club). Так тогда назывался среди своих ГИПРОМЕЗ.
В июне 1930-го Freyn подписывает договор на проектирование и строительство Кузнецкого Металлургического Комбината. Контракт Freyn включал в себя строительство всего Кузнецкого завода без коксохимического производства и химического завода, за которые отвечала французская компания Disticoque S.A. Freyn в первую пятилетку также отвечала за реконструкцию всех старых металлургических предприятий, оставшихся от царской России. Единственным заводом, где Freyn не имела влияние, был Магнитогорский комплекс, где хозяйничали McKee Corporation и Demag AG.

В ходе проектирования и строительства КМК в период с 1929 по декабрь 1932 года было задействовано более 70 американских специалистов. Также в большом количестве были приглашены немецкие и французские техники.

Рут Кеннел
Проявляя отнюдь не праздный интерес к жизни американских поселенцев в Сибири, корреспондент американского журнала "The Sunday Morning Star" Рут Кеннел 6 марта 1932 года опубликовала в журнале статью о своей поездке в Кузнецкстрой. Судя по дате массовой гибели 22 рабочих и инженеров, свидетелем которой она стала в первый день своего приезда, Рут прибыла в Новокузнецк 27 сентября  1931 года.
 
Рут Эпперсон Кеннел не понаслышке знала Россию и не просто так интересовалась совместным нахождением в Сибири американцев и русских. Впервые она приехала в СССР в 1922 году с группой американских колонистов, основавших Американскую Индустриальную Колонию (АИК). Со своим мужем она прожила в Кемерово 2 года, с 1922 по 1924. Работала в колонии библиотекарем и секретарем и была одним из самых активных членов АИК "Кузбасс". Потом она переехала в Москву и трудилась в библиотеке Коминтерна, а в 1927 г.  сопровождала в поездке по СССР Теодора Драйзера, который впоследствии посвятил ей новеллу "Эрнита".

Итак, 6 марта 1932 года в американском журнале The Sunday Morning Star за появилась статья на целый лист: «Как живет американская колония в самом сердце Сибири». Статья сопровождалась подзаголовком: «Руководя монтажом огромного металлургического завода, они ведут весьма неплохую жизнь, в то время как 15 тысяч ударников и 30 тысяч бывших крестьян-лишенцев вынуждены жить в землянках». Рут рассказывает как о соотечественниках, так и о простых строителях металлургического гиганта, их быте и нелегкой жизни, полной лишений и опасностей. В день ее приезда на стройку погибло 22 человека (сейчас братская могила погибшим находится в Верхней колонии в составе мемориального комплекса Погибшим Металлургам). Временная строительная площадка над силосом кокса не выдержала нагрузки в тот момент, когда на ней собрали более 100 человек для проведения какого-то мероприятия. Вся конструкция с людьми рухнула вниз, и, чтобы вызволить людей из бетонного мешка, пришлось продалбливать толстую стену силоса. К этому времени 22 человека были уже мертвы, остальные получили ранения и увечья разной степени тяжести. Эта нелепая трагедия, пишет автор статьи, случилась по вине заместителя начальника строительства, организовавшего митинг на столь опасном участке. Виновник тоже оказался в числе погибших. 

В общей сложности на стройке к этому времени уже погибло более 150 человек, пишет Рут Кеннел. Молодой американский инженер в разговоре с ней сокрушается: «Русские так невнимательны к собственной безопасности… Просто удивительно, что количество жертв не столь велико. Редкий день здесь проходит без травм». Были потери и у американцев. Здоровяк Хилл, руководя разгрузкой, погиб под грудой металла, которую оператор крана по ошибке выгрузил прямо на него.

Американцы, отмечает журналист, здесь, как и в Москве, занимают привилегированное положение даже среди других иностранцев. Что касается жилья, то у американских спецов в этом отношении все благополучно: одинокие мужчины живут в отдельных комнатах в доме-общежитии с собственной столовой и с магазином американских продуктов, называемом среди своих «
American Hotel», а семейные – в отдельных 2-3 комнатных квартирах с собственным приусадебным участком и местом для барбекю.
Дом-общежитие американских специалистов
Фото из журнала The Sunday Morning Star

На трехразовое питание американцам выделяют 150 рублей в месяц, в то время как немцам, французам и высокопоставленным русским работникам –  по 105 р. Питание высшей касты проходит в специальном ресторане «а ля карте». Дальнейшая иерархия ресторанов и столовых в Кузнецкстрое такова: есть еще привилегированный ресторан «а ля карте» для технических специалистов и инженеров, столовая для бригадиров, мастеров, чиновников и офисных работников, дорогая «коммерческая» столовая, где можно неплохо поесть за 75 копеек и, наконец, несколько столовых для рабочих, расположенных на территории завода с отдельно расположенными красиво оформленными столиками для ударников. Питание у большинства рядовых рабочих скудное, несмотря на то (а может быть именно потому), что почти все работники (95 %) ходят в столовые. От недостатка калорий и общего дискомфорта, как обычно, рецепт один - водка. Хоть в лагере сухой закон, алкоголь с государственного ликеро-водочного завода, что в старом Кузнецке, за высокую плату всегда можно приобрести у определенных людей.

По словам Рут, селитьба при заводе напоминает армейский лагерь: палатки, блиндажи, времянки. Много спецпереселенцев – около 30 000 человек. Из них 10 000 – работников, остальные – члены их семей. Большинство раскулаченных сюда рекрутировано из «Сибулона» (Сибирское управление лагерей особого назначения) и работают, так же, как и вольнонаемные, за еду и зарплату. Платят им несколько меньше, чем обычным рабочим. Лишенные гражданских прав, эти изгои, перемещенные вместе со своими семьями в Сибирь, вынуждены искать любую возможность, чтобы выжить. Поставленные искусственно в столь суровые условия бывшие кулаки - это пионеры, которые осваивали Сибирь, как в свое время в Америке такие же изгои осваивали дикий Запад. Видимо, в качестве платы за освоение Сибири после испытательного срока в два года все гражданские права для раскулаченных восстанавливались. 
Рут и русские дети около бараков, утепленных землей.
Фото из журнала The Sunday Morning Star

По возвращении в США Рут Кеннел написала несколько книг, в основном про советских детей: "Беспризорник Ваня" (1931), "Николка" (1943), "Приключения в России: киргизский призрак" (1947). Кузбасскому периоду ее жизни в АИК посвящена повесть "Товарищ Костыль: сибирские хроники юного Дэвида Пламмера". Книга вышла в США в 1932 году, а в России - только в 2008 году. Ознакомится с этой книгой можно здесь