Журнал индустриальной истории

Подписывайтесь на телеграмм-канал   "Русский техник", а также смотрите на youtube:   https://www.youtube.com/c/РусскийТехник

Битва архитекторов жилья в СССР: американцы против немцев

... "Гипрогор» был создан в 1929 году, для проектирования генеральных планов городов и рабочих поселков, разработки проектной документации для новостроек первых пятилеток.
В числе организаторов и творческих руководителей института были отечественные учёные и практики в области планировки и застройки городов: В. Семёнов, Л. Ильин, Г. Шелейховский, С. Овсянников, В. Витман.
В 30-е годы «Гипрогором» были реализованы работы по комплексному проектированию центров освоения Севера, Заполярья, городов-новостроек: Кировск, Мурманск, Сыктывкар, разработаны проекты планировки ряда столиц союзных республик — Минск, Баку, Ереван, Петрозаводск, таких крупных областных центров как Горький, Свердловск, Новосибирск, Калинин, Ярославль.

В этот период в «Гипрогоре» трудилась плеяда талантливых градостроителей — А. Галактионов, В. Бабуров, Н. Баранов, И. Ратько, Б. Светличный, В. Пашков.
[информация с официального сайта]

Воспоминания современников Гипрогора, чьи уста не связаны печатью молчания, придают истории этого учреждения несколько более колоритный вид. Немецкий архитектор Рудольф Волтерс в своей книге "Специалист в Сибири", изданной в Берлине в 1933 году и повествующей о работе автора в СССР в 1932 году, утверждает, что Гипрогор, по крайней мере на тот момент, находился под управлением американцев:

"Утверждение [моих] проектов зависело, в первую очередь, от маленькой группы специалистов, которые разрабатывали план застройки Новосибирска, группы русских градостроителей, которая находилась под руководством американцев.
Эта группа была филиалом «Гипрогора», «Государственного института по проектированию генеральных планов старых городов». Генеральные планы всех больших, уже существующих городов разрабатывались этой центральной инстанцией, которая группами командировала своих людей из Москвы на места. Дух и руководство - чисто американские. И это сильно осложняет работу всех немецких архитекторов, имеющих дело с «Гипрогором»."
Что немецкие архитекторы не поделили с американскими? Параллельно с работой "американского" Гипрогора над созданием городских кварталов работал "немецкий" Стандартгорпроект, или "Проектное бюро для возведения городов для тяжелой промышленности", как называет эту контору Волтерс.  В Стандартгорпроект входила группа Эрнста Мая, приехавшего с коллегами в 1930 году в СССР строить жилье для рабочих.

Факт противостояния двух могущественных организаций  - Народный комиссариат коммунального хозяйства (Гипрогор) и ВСНХ (Стандартгорпроект), очевиден. Американцы и немцы присутствовали и там и там: под крылом ВСНХ, в Госпроектстрое-1 работал американец Альберт Кан,  а в Гипрогоре, правда, позже - в 33-34 годах - немец Ганнес Майер, так что национальная подоплека была хоть и очевидным, но не основным мотивом. Решающим мотивом противостояния была конкуренция этих ведомств за место под солнцем. Титаны с переменным успехом перетягивая на себя различные функции, связанные с освоением средств и получением контроля над теми или иными объектами, лоббировали постановления Политбюро, продвигали своих людей в создаваемые структуры, переподчиняя себе реформируемые организации.

Эрнст Май

Занимавшийся в Германием разработкой типового жилья для рабочего класса, Май, как и Альберт Кан в сфере промышленной архитектуры, произвел переворот в своей отрасли. Он поставил на поток изготовление типовых панелей, элементов и даже мебели для спроектированных им домов. Как карточные домики, один за другим росли "минимальные квартиры" для рабочих. Это была двух-трехэтажная застройка, но, в отличие от хрущевских пятиэтажек, дома Мая больше были похожи на таунхаусы: отдельный вход, два или три этажа.

Вид у таких предков панельных домов был простецкий, даже примитивный на вкус горожанина, привыкшего к роскошной, "старой" архитектуре. Но это было огромным, гигантским шагом вперед от казарменного размещения людей подобно скоту в бараках.

Приехав по приглашению в СССР и настроившись строить в промышленных масштабах такое же жилье для советского человека, Эрнст Май сделал расчет примерной стоимости комфортного, по немецким меркам, жилья для рабочего в типовом соцгороде и получил солидную цифру в 1000 рублей на одного человека. Однако вопреки грандиозным планам, жилье не строилось, или строилось не то, что проектировали. Материалы и рабочую силу, предназначенные  для гражданского строительства, передавали на ликвидацию "прорывов" в строительстве промышленных объектов. Приоритет строительства жилья для рабочих был самым низким среди прочих объектов.  В итоге, вместо индивидуального жилья страна могла построить для своих рабочих только бараки.

Поставленный перед фактом, лишенный возможности полноценно работать, обеспокоенный кошмарным положением, сложившимся в СССР в области жилья для рабочих, Эрнст Май в сентябре 1931-го пишет письмо Сталину. Вот что пишет Май, на тот момент занимающий должность главного инженера Союзстандартжилстроя:

"Я считаю своим долгом проинформировать Вас о том, что в отношении возведения новых городов, связанного с быстрым экономическим развитием страны, исключительные возможности, которые в данный момент существуют именно в этой области не используются так, как этого требует современное состояние градостроительной науки.

Вместо комплексного планирования промышленности, транспорта, жилых поселков и зеленых зон имеет место раздробленное проектирование, не охватывающее проблему в целом, а удовлетворяющееся частичными решениями. Результатом этого является то, что сегодня заново совершаются те ошибки, которые капиталистическое градостроительство старого мира старается исправить ценой огромных жертв."

Эрнст Май пытался объяснить советскому руководству, что проводить индустриализацию, экономя на комфорте людей, снижая уровень жизни городского рабочего до низшего предела выживаемости, помещая его с семьей в барак - есть именно та ошибка, над исправлением которой работает весь цивилизованный мир. В  Германии, как говорилось выше, к тому моменту становилось нормой индивидульное жилье для рабочих. В СССР же условия жизни миллионов простых рабочих нельзя было назвать иначе, чем гуманитарной катастрофой.

Однако планы первой пятилетки не предусматривали комфортного жилья для рабочих, а фактически не строилось и десятой доли того, что запланировали. Ютиться строителям новых заводов, а затем и рабочим этих же заводов приходилось в землянках, наспех сколоченных и срубленных избах, палатках.

 Вражда 

Что-то явно не поделили между собой Гипрогор и Стандартгорпроект, и Волтерс пишет об этом так:

«Гипрогор», руссо-американцы, и «Стандартгорнроект», руссо-немцы, ненавидят друг друга и взаимно считают друг друга законченными скотами.

Что привнесли американцы в лице "Гипрогора" в советскую систему проектирования гражданских зданий?  Немец Волтерс сокрушается по этому поводу:

Известно, что наши русско-американские градостроители любят красивые геометрические генеральные планы с прямоугольной сеткой улиц, осями, звездообразными площадями. Чикаго! <...> Американцы принесли в Россию окостенелую школу градостроительства, и она все больше берет верх, в особенности потому, что для всех архитектурных деталей высшими инстанциями из Москвы был предписан «классический стиль» как единственно возможный: звездообразные планы и греческие фасады!"

В то время, как "американский" Гипрогор продвигал напыщенный и монументальный "американский" сталинский ампир в проектировании зданий и городов, Эрнста Мая, ставившего функциональность прежде красоты и стиля, уже принялись критиковать "за отсутствие «ансамблевости» в планировке, за слишком «упрощенную», чересчур «функциональную» архитектуру,  за «унылость строчной застройки», наносящей ущерб «художественному оформлению города»." [2]

Волтерс пишет [3]:
 Здесь столкнулись два мировоззрения. Здесь нет надежды на взаимопонимание. Но уже сегодня можно с сожалением сказать, что группа «Май» побеждена.
Проиграв архитектурную баталию, став жертвой подковерных баталий советских партфункционеров, Эрнст Май был вынужден уехать из СССР.


Литература
1.  Хмельницкий Д.С. Письмо Эрнста Мая Иосифу Сталину.
2. Меерович. ЭРНСТ МАЙ: "РАЦИОНАЛЬНОЕ" ЖИЛЬЕ ДЛЯ РОССИИ.
3. Рудольф Волтерс. "Специалист в Сибири".
4. Марк Меерович. НА ОСТРИЕ СХВАТКИ ТИТАНОВ.  (http://www.intelros.ru/intelros/reiting/reyting_09/material_sofiy/15204-na-ostrie-shvatki-titanov.html)
5. Марк Меерович. Гипрогор: идеи и методология. (http://archi.ru/russia/55034/istoriya-otechestvennogo-gradostroitelstva-giprogor-1929-1932-gg)