Журнал индустриальной истории

Подписывайтесь на телеграмм-канал   "Русский техник", а также смотрите на youtube:   https://www.youtube.com/c/РусскийТехник

Сетецентрическая война. Готова ли Россия к бою?

Когда на земле будут сражаться телеуправляемые танки и химические броневики, а геликоптеры и автожиры будут корректировать огонь дальней артиллерии, по воздуху в тыл вражьих войск будут лететь наши летающие танки, которые после приземления будут наводить разгром во вражеских боевых порядках.
Маршал Тухачевский

Готова ли Россия к сетецентрической войне? Каковы теоретические шансы у страны, находящейся на индустриальной стадии развития в войне против постиндустриального мира? Вероятно, эти шансы примерно равны шансам на победу конной армии, выступившей против механизированного корпуса. Можно сколько угодно полировать шашку и изощряться в мастерстве владения клинком, но все это будет бесполезно в бою с танком. Точно так же, все современное пилотируемое вооружение, сколь мощным бы оно ни было, будет всего лишь кавалерией на пути современных беспилотных дронов, пусть поодиночке слабых, но вместе во сто крат более сильных за счет взаимной интеграции и слаженного взаимодействия. Плюс ко всему, что немаловажно, - лишенных инстинкта самосохранения, присущего традиционной пилотируемой технике.

Развитие армии идет параллельно с развитием техники, хотя и немного запаздывает - сказывается консерватизм военных. Паровые машины и автомобили были разработаны в 19-м веке, а всерьез применять автотранспорт и бронетехнику стали только в первой мировой, т.е. более чем через четверть века. К Первой мировой войне уровень промышленности развитых стран уже позволял создавать тяжелые танки с мощными авиационными моторами, а фактически эта техника появилась только через 30 лет, аккурат подоспев ко Второй мировой. В настоящее время уровень технологий позволяет создать войска, способные вести бой с использованием компьютерного интеллекта, с удаленным управлением и невиданным доселе уровнем взаимодействия отдельных боевых едениц, но по-прежнему в ходу рекруты-срочники (отголосок 19-го века), а танки, истребители и бомбардировщики - из века двадцатого.

Закон производства гласит, что для создания конкурентного и качественного продукта необходим налаженный цикл из четырех элементов: проектирование - создание - проверка - корректировка. Отечественный военпром освоил только первые два пункта их этой схемы. При отсутствии профессионального военного анализа и креативного прогнозирования, проверка и соответствующая корректировка (на основе данных проверки), в случае военной промышленности, возможна только в ходе ведения полноценных боевых действий. Именно поэтому огромные шаги вперед в техническом плане армии почти всех стран делали во время войны. Танк Т-34 появился после боевых испытаний танков "БТ" в Испании. Танк "КВ-1" выявил преимущества тяжелых танков в период финской военной кампании. Немецкие танки "Тигр" и "Пантера" появились только после столкновения немецкой армии с Т-34 и КВ-1.

Как говорилось выше, отечественному военпрому по силам только два шага из четырех: проектирование и создание. На трезвую оценку адекватности своих изделий сильно не хватает аналитических способностей наших военных чиновников. Так же, как массовая промышленность уже полвека как ушла от использования ручного труда, так и армии будущего неизбежно предстоит отказаться от массового использования живой силы, применяя ее только точечно, индивидуально, - в ситуациях, в которых автоматизация пока нецелесообразна.

Понятно ли это нашим военным аналитикам, или нет, неизвестно. Шаги в направлении развития сетецентрических войск делаются, но это похоже на шаги человека слепого или не желающего идти в этом направлении. 

Один из первенцев сетецентрической войны, принятый на вооружение Российской Армией - беспилотник "Форпост", выпускаемый на Уралвагонзаводе с 2012 года. Разработан этот аппарат в Израиле  под оригинальным именем Searcher II, и состоял на вооружении Армии Обороны Израиля с 1998 года. Сейчас, естественно, он уже считается устаревшим, и ему на смену пришло следующее, третье  поколение. 

Продавать устаревшую технику своим потенциальным противникам выгодно до крайности. Начиная с того, что заранее известны все технические характеристики, боевые возможности и способы борьбы с этой техникой, и заканчивая недокументированными возможностями, заложенными при проектировании, и позволяющими перехватить управление техникой или просто вывести ее из строя.

Еще один шаг в направлении автоматизации войск - танк Т-14, более известный под названием "Армата". Кроме удачного, с маркетинговой точки зрения, названия, в "Армате" неправильно все. Заявлено, что танк подходит для сетецентрической войны. Также заявлено, что башня танка необитаема и экипаж находится в бронекапсуле в передней, наиболее защищенной части танка.

При этом все преимущества нахождения экипажа  в башне, естественно, изчезают: возможность обзора без использования приборов, лучшая эргономика, большая свобода движений при эвакуации, доступ ко многим системам, не вылезая из машины. И здесь возникает вопрос: если все командование и управление танком и стрельбой осуществляется по приборам из закрытой бронекапсулы, то зачем тогда вообще помещать экипаж в машине? Почему бы не разместить его удаленно, на базе, где в более безопасной и спокойной обстановке экипаж будет принимать взвешенные и лишенные естественного страха за жизнь решения?

Теоретически, все для воплощения этого решения в "Армате" есть.  Но есть один ньюанс: недостаточно просто разработать схему дистанционного управления танком. Надо создавать СИСТЕМУ, учитывающую и просчитывающую ВСЕ на поле боя. Систему принципиально новую, и, как это и полагается всему новому, содержащую кучу подводных камней. А преодолевать трудности - задача непосильная для отечественного военпрома. И не потому, что у нас нет способных специалистов, и не потому, что мы глупые. Для разработки сложных систем недостаточно иметь семь пядей во лбу. Нужно уметь объединить, организовать, замотивировать и заставить слаженно двигаться в одном направлении огромное число специалистов в разных сферах деятельности - от конструктора-двигателиста до разработчика АСУ.  Ведь заявить о готовности танка к интеграции в боевую сеть легко, а воплотить в реальности столь новаторский продукт - явно не по силам. Гораздо проще идти по накатанным рельсам, пользуясь готовыми традиционными решениями.