Журнал индустриальной истории

Телеграмм-канал:  @rustechnic
Youtube-канал:   https://www.youtube.com/c/РусскийТехник

Рабочая правда. Часть 4

Самый главный источник правдивой информации о прошедшем времени - периодика. Хоть она в немалой степени подвержена идеологическим искажениям, но все же достаточно объективно отражает реальные события своей эпохи, что не скажешь о мемуарах или исторических работах позднего времени, как правило, искаженных сверх всякой меры в угоду советской пропаганде. Также много полезной и неискаженной информации несут критические отзывы простых людей о прошедших временах, ибо в хвалебных строках содержание правды, как правило, ничтожное по сравнению с критикой.

Источником на этот раз послужила книга Сергея Агеева и Юрия Бриля "Неизвестный Уралмаш", где речь идет о великом стройке 30-х годов - будущем заводе "Уралмаш".


 Из  воспоминаний инженера А.П. Осипова:

Чувствовалось, что приехавшие немцы  были  хорошие специалисты. Знали прекрасно свое дело. Они сразу же включились в  работу  на полную силу. По их подходу к делу, по всему  было  видно, что начавшийся монтаж  был  для них обычным, очередным монтажом. Во всем резко проглядывала их немецкая аккуратность, педантизм, культура организации  работы . Особенно примечательно  было  то, как немецкие монтеры руководили  работой , давали задания. Они заранее уже представляли, как пойдет  работа  и что  из  этого получится. Старший монтажный инженер следил за всем: за движением  со  склада деталей и их последовательным поступлением на  рабочие  места. Наблюдал за сборкой и всей технологией монтажа, за такелажными операциями. Через переводчицу по ходу дела он давал распоряжения мастеру или бригадиру.  Работа  велась слаженно, без шума и крика, напряженно, но спокойно и деловито. 

 Из  постановления ЦК ВКП (б) 21 ноября 1930 г.:

 Производственному использованию иностранных  рабочих , в первую очередь мастеров и инструкторов, надо уделить особое внимание, принимая все меры к наилучшей организации передачи их опыта, навыка и знаний.

Из  воспоминаний инженера А.П. Осипова:


...Инструкции фирм старались от нас скрыть и никому не показывать. Но нам очень хотелось иметь эти документы. И вот однажды, не помню кто, но кто-то  из  нас предложил вечером проникнуть в комнаты монтеров, найти эти документы и скопировать. При этом мы даже шли на большой риск. Мог получиться скандал и большие осложнения. Но нас не пугало. И вот после  работы , когда немецкие монтеры ушли домой, мы, оставив Таганова дозорным, чтобы мог дать сигнал тревоги, сами втроем отправились на “дело”. Мы обыскали шкафы  с  чертежами монтеров. Наконец интересующие нас документы найдены. Мы, замирая от страха, переписывали цифры, рисовали эскизы, покрывали формуляры восковкой, наспех копировали, дрожали руки, пальцы не слушались, карандаши ломались. Холодным потом покрывалось тело, когда слышались в коридоре посторонние шаги. Нас лихорадило, но свое “дело” мы довели до конца. А через несколько дней все материалы уже  были  тщательно переписаны в наши тетради. Так по крупицам мы собирали интересные материалы. На них учились вести монтаж, часть  из  них передавали работникам, которые пришли на эксплуатацию. Ведь ни в одном техническом учебнике этого не  было . И поэтому мы старались взять от немецких специалистов все, что только можно.

Из газеты “Сталинец”. 4 декабря 1932:

Жимкову не место на производстве!
 
Так решили  рабочие  монтажной группы механического цеха № 2 при спецуправлении УЗТМ на своем общем  собрании , обсуждая бригадира Жимкова за невыход на  работу  в течение 16 дней.

На  собрании  выяснилось, что Жимков, самовольно бросив производство, уехал в деревню за продуктами, а затем спекулировал ими на частном рынке.
Кроме того, Жимков вносил дезорганизацию в среду монтажников, занимаясь незаконной вербовкой  рабочих  на  работу  в Златоуст.
Выявив в Жимкове лицо классового врага, примазавшегося к производству  с  целью развала труддисциплины и разложения  рабочих , общее  собрание   исключило  Жимкова  из  членов профсоюза, лишило ударной карточки и предложило администрации в 24 часа выселить Жимкова  из  занимаемой им квартиры.

 Из газеты “За уральский блюминг”. 23 марта 1934:
 
На фабрике-кухне


Разоблачен   работавший   слесарем   Палызин ,  бывший   помещик .  Рабочее   собрание  электрослесарного   передела   постановило   снять   чужака   с   работы ,  исключить   из  союза и просить 5-е отделение милиции отобрать у него паспорт.

 Из записок С.Ф. Первушина:

На стройке УМС были большие беды от цыган. Они расположились табором недалеко от стройплощадки. Лошадей нельзя было оставлять без присмотра. Крали, перекрашивали и продавали на стройку. Банников вынужден был составить служебную записку, чтобы при покупке лошади у цыган ее мыли щелоком для восстановления исконного окраса. Позже на каждую лошадь был выписан паспорт, в котором указывалось: кличка животного, окрас, возраст и фамилия владельца или принадлежность заводской конебазе.