Журнал индустриальной истории

Подписывайтесь на телеграмм-канал   "Русский техник", а также смотрите на youtube:   https://www.youtube.com/c/РусскийТехник

Рабочая правда. Выпуск 1.

Это первая статья, точнее первая цитата в новой рубрике "Рабочая правда". Теперь под этим заголовком будет публиковаться реальные истории из жизни рабочих, которые на самом деле оригинальны и интересны и которые отражают настоящую, а не лакированную производственную действительность.
Сегодняшние воспоминания взяты из комментариев к одному из сайтов - путеводителей по Москве. Они касаются завода "Коммунар", который был образован в результате преобразований и реформ эпохи индустриализации из дореволюционного промышленного предприятия "Дукс". В настоящее время завод "Дукс" существует и занимается, по-видимому как и прежде, военными заказами.

Завод "Коммунар". Автор: Виктор-долгожитель.

Взято отсюда.

Я работал на КОММУНАРЕ или п\я 2407 с 1960 по 1962 год до поступления в МАИ. Это был насышенный завод с разнообразным выпуском продукции - от автоматических систем управления авиационными пушками до выпуска под ключ авиационных ракет типа сайдуиндер и более поздних. Был очень большой инструментальный (2 этажа и около 200 сотрудников, 5 цех - я там работал гравером) цех где для себя делали инструмент (даже сверла и фрезы) оснастку, пресформы, выпускали пылесос "чайка", не очень успешный даже в то время изоляции от импорта. В инструментальном цехе был участок СИП, где стояли швейцарские расточные станки ( наверное фирмы СИП). Начальник цеха был Рубинчик, а старший мастер участка СИП, куда входило полразделение граверов был Хухрев. Практически все граверы были инвалиды с военным прошлым - без нноги, а то и без двух, но были и более молодые люди.


У завода был свой дом культуры "Красная Звезда", который располагался рядом с на другой стороне Тверской Ямской. Помню как мальчишкой 15-16 лет (работал неполный день) со страшным напряжением (никак не мог проснуться в 6.00) бегом, проклиная все на свете, шел на работу к 7.30 да так, чтобы во время бросить в окошко табельшице свой пропуск, который получал в проходной (номер пропуска 7-249). Если опоздал, хотя бы на секунду, сдать пропуск, то окошко табельной закрывалось, табельшица составляла ведомость и через час все факты опозданий подавались начальству. Оставалось только слезно доказывать что ты опоздал из-за троллейбуса только на 3 минуты ( или вообще не опоздал, но забыл сдать пропуск). иногда жалели и поругав не вписывали в приказ. После отметки у табельшицы можно было спать или изчезнуть из цеха - если ничего срочного не было, то и нормально. Я жил на Соколе и всего то нужно было 30 мин чтобы дойти до троллейбуса 12 и доехать до ул.Правды, но как тяжело мне давалась ранняя пробудка и эта дорога - помню как сейчас. С остановки троллейбуса и до самого завода тянулась непрерывная череда людей - в то время возле Коммунара вплотную было еше 2 завода примерно такого же направления, да еще фабрика Ява, да еще комбинат Правда. В общем идущая полусонная мрачная толпа в морозном утреннем тумане - одно из ярких воспоминаний моей молодости - очень похоже на старый немой кинофильм Мать - там есть такая сцена. Конечно пока идешь, встретишь пацана из цеха, или с кем играл в футбол на стройке завода, или с кем учился в школе - глядишь и жизнь налаживается.


После поступления в МАИ воспоминания о Коммунаре сохранились только в трудовой книжке и в проф. билете. Однако после 4 курса пришлось опять с ним повидаться. Мы были направлены на практику - и именно на п.я. 2407. Почему-то я и еще два студента из нашей группы Скоров и Мамонтов не пришли во время к проходной для оформления пропуска и не получили его. В наказание руководитель практики решил направить нас не на сборку электроники к ракетам (цех 24-куда определили всю нашу группу) а вмеханический цех 3, где делали корпусные части изделий. Встретил нас в цехе очень калоритный мужик - старший контрольный мастер Евсиков, причем встретил с большим удовольствием и даже уважением. В его отделе не хватало контролеров и он схватился за нас, сразу предложив нам работу контролера 3 разряда с полной оплатой - а это 90-100 руб хорошие деньги для студента. Но работа была всякая, втом числе и ночная - цех изготовил партию обечаек и нужно осуществить контроль - иначе не запишут в план. Как правило в ночную смену выходили чтобы компенсировать спячку в начале месяца и через 3-4 часа после начала смены все шли спать по разным местам. Но поспать часто мы не имели возможности,т.к. должны были принять, или не принять- вернуть на доработку продукцию, записав все это в журнал - иначе все (цех, а может и несколько цехов) будут сидеть без денег. Помню, как использовали проходной и непроходной шаблоны, и хорошо помню, что никто не пытался на нас давить или уговорить принять некондицию, старший мастер относился к нам, как к профессорам... Любимое его выражение - вот эта МАНДЕЖКА не годится...


В цехе работал высококлассный специалист-жестянщик слесарь Крылов. Вначале месяца его было не слыхать и не видать, а делал он жестянку, в том числе лючки к приборному отсеку изделия. Вроде бы простое дело, но лючок должен открываться и закрываться и не торчать из корпуса. Время спокойно шло в начале месяца, и вдруг оказывалось, что скопилась партия корпусов с некондиционными лючками - не ставятся, не открываются или не закрываются. Сразу же руководство понимало, ЧТО ПЛАН ГОРИТ, и центральной фигурой становился слесарь Крылов - он один мог исправить брак и подогнать лючки к обечайкам. Где Крылов, почему его не видно, срочно отыскать, если нет, съездить домой... Но оказывается, что Крылов в запое, да и не первый день. Точно не знаю, как его обрабатывали, что сулили, но в конце месяца недовольный и похмельный он появлялся в ночной смене (а был он совсем нестарый человек лет 45). Совсем по Некрасову: "до смерти работает, до полусмерти пьет". Крылов в течение 3-4 дней исправлял гору брака, работая и днем и в ночную смену, не за страх а за совесть. Партия изделий благополучно сдавалась и Крылов спокойно уходил в небытие..

Все эти воспоминания неожиданно нахлынули на меня когда я вчера проходил мимо завода. Я так и не увидел, где же теперь проходная, только узнал медсанчасть и вечернюю школу (наверное бывшую) на ул Ямского поля, а спросив охранника крутой фирмы на ул Правды узнал, что завод еще есть, но нынче его называют ДУКСОМ.